Почему Путину необходим Грудинин


Главным внутриполитическим событием декабря, безусловно, стало выдвижение единым кандидатом на предстоящих президентских выборах  от «левых» (включая КПРФ) и национал-патриотов директора Совхоза им. Ленина Павла Грудинина.

Честно говоря, столь разумного решения от КПРФ и Зюганова я лично никак не ожидал.  Грудинин – прагматик, производственник с большим позитивным опытом, до тонкостей знающий все плюсы и минусы нынешней экономической системы. Он, безусловно, патриот, но при этом – патриот, не входящий в нынешние непопулярные «элиты», и, в отличие от многих наших высокопоставленных «официальных патриотов», не имеет счетов, имущества и семьи за границей.  Наконец, он умеет разумно и понятно говорить, приводя при этом убийственные аргументы, основанные на знании реальной экономики и собственном практическом опыте.

Да, разумеется, Грудинин наверняка не силён в вопросах внешнеполитических. И именно на это упирают те, кто пытается убедить, что по этой самой причине он в президенты никак не годится. Но во-первых, кто сказал, что он вообще станет строить свою предвыборную программу на обсуждении внешней политики, а не скажет, например, так: «Внешняя политика Владимира Путина – вполне нормальная, менять её не стоит. А вот давайте-ка обсудим политику внутреннюю…»?

А во-вторых, есть прекрасный пример того, как такой же «директор совхоза», тоже ничегошеньки не понимавший во внешней политике, стал президентом Белоруссии – и переизбирается на этот пост уже в который раз, набирая чуть ли не 90% голосов избирателей. Очень и очень вероятно, что именно образ «русского Лукашенко» возьмёт за основу своей предвыборной кампании Павел Грудинин…

Что касается шансов, то я лично тоже сомневаюсь, что выиграть президентские выборы ему по силам. Тем более – с первого раза. Тем более – при всех известных «прелестях» нашей избирательной системы. Но сам факт его участия в качестве кандидата принципиально изменил весь предвыборный расклад, и изменил явно к лучшему. Причём – для всех.

Как известно, против Путина играли весьма грамотно. Понимая, что при сегодняшних рейтингах его избрание предрешено даже при самых честных выборах,  предложили в качестве альтернативы «Путин или Навальный». При том, что остальные кандидаты (Зюганов, Жириновский, Миронов и т.п.) давно уже воспринимаются как дежурная декорация, призванная хоть как-то придать выборам видимость реальности, Навальный выступал в весьма выигрышной роли. Причём, выигрывал он как в случае допуска к выборам, так и в случае недопуска.

Если Навального к выборам допускают, он, в отличие от примелькавшихся «спойлеров» в ходе дебатов (в которых лично Путин не участвует) максимально резко критикует непопулярную в обществе «элиту» и вызывает к ответу лично Путина, на которого возлагает вину за все делишки «властной вертикали» и околовластной олигархии. При этом в ходе предвыборной кампании он максимально развивает сеть региональных штабов своих сторонников, которые, играя на местных проблемах, привлекают к себе всё новых людей, обиженных на власть (в т.ч. из числа «левых» и даже части «патриотов»).

Если Навального к выборам не допускают, он на фоне очевидной бесперспективности всех прочих соперников, сохраняет имидж главного оппозиционного власти кандидата, «которого боятся и именно поэтому не допускают». Что превращает выборы в очевидную фикцию  и позволяет ставить под сомнение истинную легитимность Путина. Достаточно неуклюжее появление на выборах Ксении Собчак, как «собирательницы протестного электората», очевидно,  данной картины не меняет: всем очевидно, что выборы без реального оппонента – это фактически «выбор из одного».

В итоге, при любом из двух перечисленных вариантов, Навальный выигрывает  — но с прицелом не на эти, а на следующие выборы. Потому что именно оннеизбежно становится «главным оппонентом Путина» и «российским политиком №2» — т.е. первым ньюсмейкером, озвучивающим отличную от власти точку зрения. И через шесть лет, на следующих выборах, когда Путин соберётся ради сохранения своего курса передать власть «преемнику» (которого ещё придётся определить и раскручивать) – Навальный будет вполне равновеликой тому по силе фигурой. Ему будет 43 года, штабы развернут в региональные отделения «партии Навального», а за шесть лет, играя на ошибках власти, он на порядок повысит свою популярность как «главный защитник народа».При поддержке извне и росте числа недовольных это даёт ему весьма серьёзные шансы, поскольку позиционироваться он будет как «кандидат от народа», противостоящий «кандидату от элит».

А теперь посмотрим, как изменилась ситуация с появлением Грудинина.

Грудинин, что принципиально важно, не глава и вообще не член КПРФ. Он – типичный «красный директор», являющийся приемлемой фигурой как для «левых», так и для «национал-патриотов». И уже поэтому потенциальный электорат его изначально шире, чем у Зюганова. Критиковать его за «преступления коммунистов» — тоже не получится: он легко ответит «эти претензии – не ко мне, это – к компартии».

Грудинин – не критикует лично Путина, объект его критики – проводимая либералами из околопрезидентского окружения экономическая и социальная политика. Что совпадает с мнением очень многих избирателей, голосующих в том числе и за Путина. Таким образом, Путин получает главного оппонента на выборах, жёстко критикующего либеральные элиты, но не Президента лично. В итоге реальная критика «элит», которая всё равно будет озвучиваться в ходе публичных выступлений, будет звучать главным образом от Грудинина, а не от Навального, и во вполне конструктивном виде, без контекста «а виноват в этом Путин».

Выборы с участием Грудинина обретают реальность, перестают быть в глазах избирателя и окружающего мира дешёвым водевилем. При этом именно занявший второе место Грудинин, а не Навальный, становится «политиком №2»и главным спикером критической повестки на последующие шесть лет.  И именно из его предвыборных штабов может со временем вырасти новая объединённая «левая» партия, не имеющая на ногах «груза прошлого», подобно КПРФ, и при этом вполне себе патриотичная и конструктивно-оппозиционная».

Таким образом, появление на политической сцене такого персонажа, как Павел Грудинин, может иметь весьма позитивные результаты для всех – и для выборов-2018, и для оттёртых от принятия решений «левых» и «патриотов», и для страны в целом, и… для самого Владимира Путина. Дело в том, что, в отличие от «царя», российский президент больше напоминает средневекового европейского короля периода феодальной раздробленности. Когда король, формально являясь монархом, вынужден постоянно маневрировать, согласуя интересы различных феодальных кланов, не позволяя им договориться против себя и временами придавливая одних с опорой на другие. Если же Грудинин показывает на выборах действительно высокий результат, это даёт ставшему снова президентом Путину невиданную сегодня «свободу рук».

Во-первых, создаётся вполне осязаемый общественный запрос на зачистку профнепригодных и вороватых «элит», которых, судя по действиям Путина, он сегодня в силу каких-то договорённостей и обязательств, тронуть не решается. И Путин получает возможность якобы «вынужденно» сделать это, ссылаясь на результат Грудинина – для «достижения социальной стабильности».

Во-вторых, самого Грудинина (а возможно – и ещё некоторых «красных директоров» из его команды) Путин запросто может пригласить в Правительство, опять-таки ссылаясь на результат выборов. Таким образом прерывается монополия лиц, близких к «гайдаровской» ВШЭ на выработку экономической и социальной политики, а целый пласт реальных производственников (а не одних только «специалистов по финансовым потокам») привлекается к выработке экономической политики — впервые с начала 90-х, если не считать краткий период правительства Примакова.

Поэтому, как бы кто ни воспринимал кандидатуру Грудинина, нельзя не признать, что появился он очень вовремя. И если кто-то реально проиграл от этого, так это оппозиционные либералы, ибо предлагаемый ими вариант«либо Путин, либо Навальный» отныне уже работать не будет.

Газета «Завтра»

Поделиться

Мы в соцсетях