«Левада-центр» не будет публиковать рейтинги кандидатов в президенты России

Выборы президента остались без независимой социологии. «Левада-центр» отказался публиковать данные опросов о выборах президента. Хотя по-прежнему будет их проводить

Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) объявил в понедельник о старте исследовательского проекта к президентским выборам. По данным первого опроса, 67% россиян говорят, что точно примут участие в выборах, а еще 11% сделают это «скорее всего». По мнению 64% респондентов, выборы проходят в «открытой и честной политической борьбе», а 23% считают, что их трудно назвать «подлинно свободными и демократическими». За Владимира Путина готовы проголосовать 73,8% от всех опрошенных, за выдвиженца КПРФ Павла Грудинина – 7,2%, за лидера ЛДПР Владимира Жириновского – 4,7%. Ниже уровня погрешности результаты телеведущей Ксении Собчак (1%), основателя «Яблока» Григория Явлинского (0,6%) и бизнес-омбудсмена Бориса Титова (0,3%).

ВЦИОМ на 100% контролируется государством в лице Росимущества. Альтернативной социологии, которую ранее традиционно предоставлял независимый «Левада-центр», на этих выборах не будет. По словам его директора Льва Гудкова, после старта кампании центр прекратил публиковать данные своих опросов, касающихся выборов, хотя продолжит их проводить. Во время думских выборов 2016 г. «Левада-центр» признали иностранным агентом, а по избирательному законодательству такие организации не могут каким-либо образом участвовать в выборах и референдумах, поясняет Гудков: «Нарушение закона грозит штрафами и даже закрытием организации». Закон об иностранных агентах изначально был направлен на вытеснение альтернативных интерпретаций и независимых источников информации, уверен социолог: «Со ВЦИОМом наши данные отличались незначительно, расхождения были в нюансах. Хотя у нас результаты [представителей власти] всегда были ниже».

Гендиректор ВЦИОМа Валерий Федоров удивлен, что «Левада-центр» не будет публиковать опросы: «Соревнования между нами не было, у нас разные клиенты. Жалко, что теперь будет меньше данных. Чем их больше, тем лучше, тем более речь идет не о шарашкиной конторе, а об организации, которая существует 14 лет».

У фонда «Общественное мнение» (ФОМ) пока нет каких-то планов по спецпроектам, посвященным выборам, говорит президент ФОМа Александр Ослон: «На сайте еженедельно публикуются данные по голосованию, доверию, оценке».

На самом деле расхождения между ВЦИОМом и «Левада-центром» нередко были весьма заметными. Так, в декабре, по данным «Левады», «совершенно точно» намеревались голосовать 28% россиян, «скорее всего» – 30%, ВЦИОМ же оценивал эти категории соответственно в 70 и 11%. «Явки в 78% не было никогда на выборах в России», – напоминает Гудков. Федоров говорит, что они ориентируются на явку 67–70%, а расхождение в данных происходит из-за формулировки вопроса и метода: «У нас это телефонный опрос, у «Левада-центра», вероятно, поквартирный. Я больше доверяю качеству наших опросов».

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков не ответил на вопрос «Ведомостей» об отношении Кремля к отсутствию на выборах опросов «Левада-центра», сообщив лишь, что для анализа электоральных данных «используются данные существующих центров».

Администрация президента ориентируется на ВЦИОМ, ФОМ, «Левада-центр», «выборка у каждого своя», говорит человек, близкий к администрации. Опросы во время выборов для администрации делают ФОМ и ВЦИОМ, но часть данных разрешают публиковать, а часть – нет, поясняет бывший федеральный чиновник: «Выборка стандартных опросов обычно небольшая, но, если надо, можно заказать отдельные исследования либо с большей выборкой измерить конкретный регион». Есть также опросы ФСО, которые в том числе играют роль проверки информации в случае сильного расхождения между данными социологов, добавляет собеседник. Еще один собеседник, близкий к администрации президента, говорит, что у ФСО всегда проценты ниже, чем у ВЦИОМа и ФОМа. Во время президентской кампании исследуется рейтинг Путина и его основных конкурентов, явка и ее динамика, перетекание голосов от кандидатов, добавляет он: «Кроме того, исследуется проблематика, которая интересует избирателя, что для них важнее: рост ЖКХ, безработица, злой Запад». При этом публикуемые данные модерируются, особенно во время избирательной кампании, отмечает собеседник: «Если цифры опубликованы – значит, принято такое решение, потому что в ходе выборов публикация показателей – это, по сути, некое формирующее явление, которое влияет на электоральное мнение».

Для КПРФ традиционно проводит опросы созданный в 1989 г. Центр исследований политической культуры России (ЦИПКР), говорит секретарь ЦК партии Сергей Обухов. По его словам, способы сбора информации в ЦИПКРе и ВЦИОМе идентичны. Перед Новым годом центр публиковал исследование, которое показало резкий рост рейтингов не только Грудинина, но и Собчак, отмечает Обухов: у обоих результат был выше, чем дал им ВЦИОМ. ЛДПР проводит опросы собственными силами с участием региональных отделений, рассказывает депутат Госдумы Ярослав Нилов. Кроме того, ориентиром служат комментарии пользователей соцсетей в ответ на инициативы и видеозаписи с выступлениями Жириновского, а также реакция людей на появления лидера ЛДПР в любой точке страны в любое время, добавляет депутат. «Яблоко» заказывает социологию «Левада-центру», говорит пресс-секретарь партии Игорь Яковлев: «Кроме того, партийное экспертно-аналитическое управление анализирует всю публичную социологию».

Рынка электоральных исследований сейчас нет, полагает президент холдинга «Ромир» Андрей Милехин: «Электоральной социологии, которая была 20 лет назад, не существует. Тогда за счет данных разных компаний можно было посмотреть на процесс с разных сторон, была альтернативность, которая защищала данные и не позволяла ими манипулировать. Когда же «государственная» социология доминирует, то мы получаем то, что есть».

На картину реальных предпочтений россиян отказ от публикации опросов «Левады» не повлияет, полагает политолог Дмитрий Орлов: «Есть данные ФОМа и ВЦИОМа – несмотря на то что они близки к власти, их методики отличаются. Кроме того, картина будет достаточно полной за счет центров оппозиционных партий – в частности, ЦИПКРа коммунистов и тех центров, которые пользуются репутацией независимых».

Отсутствие данных «Левада-центра» снижает возможность сравнивать данные опросов, а значит, может снижать и доверие к этим данным, считает руководитель фонда ИСЭПИ Дмитрий Бадовский: «Левада» не может публиковать данные, но это не значит, что они не будут делать исследования. Наверняка они будут их проводить для кого-то. В этом тоже есть дополнительная сложность: кто-то начнет говорить, что есть другие данные, хотя увидеть их нельзя». Власти социология всегда нужна для выработки и реализации тех или иных политических и управленческих решений, а также для их верификации и корректировки через обратную связь, добавляет эксперт: «В ряде случаев публикация данных позволяет или легитимировать решения, или дополнительно влиять на общественное мнение».

Опросам штабов меньше веры, чем любой из серьезных социологических служб: штабные данные гораздо менее профессиональны, более политизированны – скорее это информация для внутреннего пользования, вовне ее можно пускать только как пропаганду, считает политолог Николай Петров. Что же касается отсутствия данных от «Левада-центра», то есть общее правило, напоминает он: «Отсутствие конкуренции на рынке ухудшает работу монополистов, которые на нем находятся». В такой ситуации у властей неизбежно возникнет соблазн использовать публикуемые результаты опросов как технологическое средство для повышения явки и создания определенной атмосферы кампании, полагает эксперт. Но в конце концов это может погубить социологическую службу, так как подорвет к ней доверие, предупреждает он. Кремлю не стоит все время надеяться и на свои непубликуемые внутренние опросы как создающие объективную картину, считает Петров: «Качество этих опросов будет снижаться по мере того, как будет исчезать альтернативная картина». Кроме того, в этой ситуации будет естественный интерес подправлять, если не подтасовывать результаты, резюмирует эксперт.

Поделиться